Концепция «Судебного оправдания»

Одним из центральных взглядов лютеровой доктрины оправдания одной верой будет то, что грешник не способен к самооправданию. Инициативу в процессе оправдания берет на себя Бог, предоставляя все нужные средства для оправдания грешника. Одним из этих средств является «праведность Божия». Другими словами, та праведность, на основании которой совершается оправдание грешника Концепция «Судебного оправдания», является не его своей праведностью, но праведностью, данной ему Богом. Ранее об этом высказывался Августин: Лютер, но, осмысляет это заного, что приводит его к разработке концепции «судебного оправдания».

Данный пункт тяжело разъяснить, но он концентрируется на вопросе о местонахождении оправдывающей праведности. Как Августин, так и Лютер были согласны в том Концепция «Судебного оправдания», что Бог милостиво предоставляет порочным людям праведность, которая оправдывает их. Но где же находится эта праведность? Августин утверждал, что она находится снутри верующих; Лютер настаивал на том, что она находится вне их. Другими словами, для Августина эта праведность является внутренней, а для Лютера — наружной.

По воззрению Августина, Бог налагает оправдывающую праведность Концепция «Судебного оправдания» на грешника таким макаром, что она становится частью его личности. В итоге эта праведность, хотя и происходящая не от грешника, становится частью его личности. Для Лютера рассматриваемая праведность остается вне грешника: это «чуждая праведность» («mstitia, aliena»). Бог рассматривает эту праведность таким макаром, как если б она Концепция «Судебного оправдания» была частью личности грешника. В собственных лекциях 1515 — 1516 годов, посвященных «Посланию к Римлянам», Лютер развил идею «чуждой праведности Христовой», налагаемой — не прививаемой — на верующих верой, как основание для оправдания. Его комменты к Рим. 4. 7 имеют особенное значение.

«Святые всегда в собственных очах являются грешниками и потому всегда оправдываются снаружи. Но ханжы всегда праведны в Концепция «Судебного оправдания» собственных очах и потому всегда являются грешниками снаружи. Я использую слово «внутри» для того, чтоб показать, какими мы являемся на наш свой взор, в нашей своей оценке, а слово «извне» — для указания того, какими мы являемся перед Богом, с Его точки зрения. Таким макаром, мы являемся праведными Концепция «Судебного оправдания» снаружи, когда мы праведны только перед Богом, а не перед самими собой либо своими делами»

Верующие являются праведными благодаря «чуждой» праведности Христа, которая налагается на их — т. е. она рассматривается так, как если б она была их своей через веру. Ранее мы указывали, что значимым элементом лютеровской концепции веры Концепция «Судебного оправдания» будет то, что она присоединяет верующего ко Христу. Таким макаром, оправдывающая вера позволяет верующему присоединиться к праведности Христа и на этом основании быть оправданным. Христиане потому являются «праведными в очах милостивого Бога»

Исходя из убеждений Лютера, благодаря вере, верующий одевается праведностью Христа так же, как в Иез. 16. 8 говорится о Боге Концепция «Судебного оправдания», покрывающем нашу наготу. Для Лютера вера значит правильные (либо праведные) дела с Богом. Таким макаром, грех и праведность сосуществуют; мы остаемся грешниками снутри, но праведными снаружи, в очах Божиих. Исповедуясь в наших грехах в вере, мы вступаем в правильные и праведные дела с Богом. С нашей точки зрения мы Концепция «Судебного оправдания» являемся грешниками, но исходя из убеждений Бога мы праведны. Комментируя Рим. 4. 7, Лютер заявляет.

«Святые всегда понимают собственный грех и отыскивают праведности у Бога в согласовании с Его милосердием. И конкретно по этой причине они числятся святыми. Таким макаром, в собственных собственных очах (и в реальности!) они являются грешниками, но в Концепция «Судебного оправдания» очах Божиих они праведны, так как Он считает их такими благодаря их вероисповеданию собственных грехов. В реальности они являются грешниками, но они праведны по приговору милостивого Бога Они неосознанно праведны и осознанно порочны. Они грешники в действительности, но праведники в надеждах».

Лютер не непременно имеет в виду, что это Концепция «Судебного оправдания» сосуществование греха и праведности является неизменным состоянием Христианская жизнь не статична, как если б — используя очень вольное сопоставление — относительное количество греха и праведности всегда оставалось схожим. Лютер отлично понимает, что христианская жизнь оживленна в том плане, что верующий растет в причинности. Он имеет в виду, что Концепция «Судебного оправдания» существование греха не опровергает нашего христианского статуса. Бог Собственной праведностью защищает нас от нашего греха. Его праведность является защитным покровом, под которым мы должны биться с нашими грехами. В оправдании нам дается статус праведности, в то время как мы совместно с Богом трудимся ради заслуги природы праведности. В том, что Бог Концепция «Судебного оправдания» обещал сделать нас в один прекрасный момент праведными, заключается указание на то, что в Его очах мы уже праведны. Лютер гласит об этом последующим образом:

«Это похоже на человека, который болен и верует собственному доктору, обещавшему ему излечение. В надежде на обещанное излечение, он делает все предписания доктора Концепция «Судебного оправдания» и воздерживается от того, что доктор ему воспретил, чтоб никаким образом не препятствовать обещанному восстановлению здоровья… Является ли этот нездоровой человек здоровым? — практически он является нездоровым и здоровым сразу. Он болен в действительности но он здоров ввиду твердого обещания доктора, которому он верует и который лицезреет его уже Концепция «Судебного оправдания» выздоровевшим».

Разумеется, наслаждаясь мед аналогией, Лютер продолжает ее. Придя к выводу, что болезнь подобна греху, а здоровье — праведности, он заключает:

«Поэтому он сразу является и грешником, и праведным. Он грешник в реальности, но праведен по жесткому обещанию Божиему продолжать избавлять его от грехов до полного излечения. Потому в надеждах он Концепция «Судебного оправдания» совсем здоров, но в действительности он грешник».

Таковой подход разъясняет пребывание греха в верующих, объясняя в то же время постепенное преобразование верующего и будущее избавление от греха. Но для того, чтоб быть христианином, не непременно быть совсем праведным. Грех не показывает на неверие либо невыполнение обещания со стороны Бога Концепция «Судебного оправдания»; он только показывает на последующую необходимость вручить свою личность надежной заботе Божией. Лютер заявляет, что верующий является «одновременно и праведником, и грешником («simul iustus et peccator»): праведным в надежде, но практически грешником; праведным в очах Бога и по Его обещанию, но грешником в реальности.

Эти идеи были потом Концепция «Судебного оправдания» развиты последователем Лютера Филиппом Меланхтоном и привели к тому, что на данный момент понятно как «судебное оправдание». Там, где Августин учил, что грешник в оправдании делается праведным, Меланхтон утверждал, что он считается праведным либо объявляется праведным. Для Августина «оправдывающая праведность» наделяется; для Меланхтона она приписывается. Меланхтон проводил точное различие Концепция «Судебного оправдания» меж объявленной праведностью и наделенной праведностью, называя 1-ое «оправданием», а 2-ое — «освящением» либо «обновлением». Для Августина оба были разными качествами 1-го и такого же. Согласно Меланхтону, Бог произносит Собственный приговор о том, что грешник праведен, в небесном суде («in foro divino»). Этот юридический подход к оправданию и рождает термин «судебное Концепция «Судебного оправдания» оправдание». [50]

Значимость этой концепции заключается в том, что она знаменует полный разрыв с учением Церкви по данному вопросу. Со времен Августина оправдание всегда понималось относящимся как к объявлению праведности, так и к процессу, средством которого грешник делался праведным. Концепция судебного оправдания Меланхтона коренным образом отличалась от этого. Так как, с Концепция «Судебного оправдания» течением времени, она была принята фактически всеми большими реформаторами, она стала представлять собой принятое различие меж протестантами и римо-католиками. Вместе с различиями по вопросу о том, как оправдывался грешник, появилось новое несогласие о значении самого слова «оправдание». Тридентский собор, являвшийся каноническим ответом Римско-Католической Церкви на Концепция «Судебного оправдания» протестантский вызов, подтвердил взоры Августина на природу оправдания и объявил взоры Меланхтона неверными.

Мы уже отмечали выше, что концепция судебного оправдания представляет собой развитие лютеровской мысли. Это естественно подводит нас к вопросу о том, какие другие подходы к вопросу об оправдании можно выделить снутри Реформации.


koncepciya-upravleniya-po-cennostyam-i-reputaciyam-kompanii-referat.html
koncepciya-ustojchivogo-razvitiya-problemi-i-perspektivi-realizacii.html
koncepciya-utverzhdena-rozhajte-22-tis-zhitelej-arhangelskoj-oblasti-proshli-uglublennie-medosmotri-s-nachala-goda.html